ACCUjazz

Заметка в рамках борьбы с графоманией. Коротко и ясно — вот вам секретная ссылка на самый лучший канал джаза — accujazz.com

Can Jazz Ever Be Cool Again?

О, а прочитайте-ка любопытные размышления в блоге Yeah Right на давно волнующую всех тему: станет ли когда-нибудь джаз снова клевым?

Когда джаз появился и начал развиваться, он не был «музыкой для избранных». Джаз-банды были едва ли не популярнее современных бойз-бэндов, а условного Луи Армстронга слушали явно больше, чем условного Игоря Бутмана. Майлз Дэвис вообще был крутейшим человеком своего времени, ну, после Юрия Гагарина, конечно.

В середине XX века джаз задавал стандарты и формировал музыкальную реальность, сегодня же — и не мне вам об этом говорить — его слушают примерно те же люди, что ходят в оперу, на балет и в театр, то есть, примерно 500 человек на миллионный город. Для современных двадцати-тридцатилетних джаз интересен примерно в той же степени, что и полька.

Что со всем этим делать? Должен ли джаз вылезти из своей ракушки или ему следует остаться искусством для немногочисленных ценителей? Понятно, что однозначных ответов на эти вопросы дать невозможно, но мне ближе идея возвращения джазу былой популярности. И, наверное, исполнители вроде Джамалы или Робин Маккелли способны на это.

Leslie Feist

Такая может и с ума свести. Лесли, девушка с пронзительным голосом из группы Feist начинала как панк-рок певица, но вовремя встала на правильный путь и в 2008 году четырежды номинировалась на «Грэмми».

В этом прекрасном видео она исполняет песню When I Was a Young Girl, которую до нее пела Nina Simone.

+ Одна из лучших песен Лесли, которая называется So Sorry.

Предсказываю, что через пару дней у вас начнется ломка и вы начнете скачивать её альбомы. Если этого не произойдет, придется что-нибудь с вами сделать, возможно, начать писать про Юрия Антонова.

Хрущев о джазе

Никита Сергеевич Хрущев размышляет о джазе:

«Я в кармане ношу радиоприемник японский, иногда слушаю его — слушаю музыку. И вот вдруг услышишь джаз, это меня подхватывает так, как когда бывают колики в животе. Что это за музыка? Я сначала думал, что это радиопомехи. Нет, говорят, это музыка.

Я удивлён Шостаковичем. Нам приятно и неприятно сделалось, когда он нас пригласил на завершающий концерт и угостил этим трио, этим содомом; это не совсем приятно слушать. Может быть, я проявил либерализм — я лениво высказался, потому что они же смотрят. Потом это разделали, что все были в восхищении. А чего восхищаться? Ведь эти танцы — неприличные танцы. Они говорят, что это новое. Это же не новое, это от негров. Вы посмотрите негритянские танцы и американские — это же вертят определенным местом.

И это, говорят, танцы. Какой же это танец? Чёрт знает что! Была такая женщина Коган — замечательная женщина, так вот она однажды выразилась так, когда посмотрела эти танцы: 20 лет замужем и не знала, что это фокстрот. Я прошу извинить меня, женщины, за эти слова».

Wild Is The Wind (Нина Симон)

Первый раз за полгода, наверное, сварил дома вкусный кофе. Слушаю замечательную Cry me a river от Diana Krall, Dinah Washington и Ella Fitzgerald. Никак не могу выбрать лучшее исполнение. Но сегодня — о другой песне.

Wild Is The Wind. Написана евреем Дмитрием Тёмкиным, — родился в Российской империи, но стал известен в США. 4 премии Оскар и 22 номинации. Он завоевал славу, как автор композиций к вестернам. Степь, — она и есть степь, — отличный мужик.

Wild Is The Wind была записана в 1957 году Johnny Mathis к одноимённому фильму. 10 лет спустя её перепела Nina Simone, а потом David Bowie и George Michael. Сегодня я впервые послушал исполнение Боуи, но по-прежнему предпочитаю Симон. Она даже не завораживает, она покоряет, подкупает чувственностью, страстью, болью, тоской и продаёт себе в рабство.

Wild Is The Wind звучала позже ещё и в Point Of No Return, и в «Прогулке» Алексея Учителя, — это один из немногих российских фильмов, которые стоит смотреть и пересматривать. Кино, породившее неудачных клонов, наподобие «Питер ФМ», но стоящее как-то совершенно особняком. Именно в «Прогулке» я впервые услышал Wild Is The Wind. С тех пор — не отпускает.